Было ли, не было ли, Король служил войне, Королева служила любви. Черные доспехи Короля отливали серебром, серебром же мелькал его клинок, белое платье Королевы в лунном свете мерцало серебряным цветом, серебром же мелькала прядь её волос.

Король отдавал свое сердце войне, Королева свое сердце отдала Королю.

В разрухе и тьме протекала жизнь королевства. Король собирал все силы, и шел на войну, продолжая старые, затевая новые, но неизменно проигрывал, и возвращался раненым да злым зверем. Королева лечила раны, творила жизнь, сплетала нить за нитью рубашки да латала серебром доспехи. Король точил свой меч, обнимал Королеву, и снова окунался в войну.

Долго ли, нет ли, текла жизнь королевства. Солнце сменяло луну, зиме на смену приходила весна, и пришла к Королю ведьма-колдунья. Блеснула глазами на стражу, да предстала перед королевской четой. «Закончи, Король, свои войны – земли твои иссушены, реки твои замелели, неба не видно за гарью от вечных костров. В волосах Королевы уже серебро, твои дети не знают жизни иной. Воткни меч свой в землю, возьми в руки плуг – верни солнечный свет небесам и мягкость земле!» — так сказала колдунья, не склонив головы. Отказался Король: «Душа моя – война моя, и руки мои не знают иного, кроме меча, ждут мои воины новых походов, и знает моя Королева – будут успешны они!».

Колдунья смотрела Королеве в глаза: «Что ж, наш Король, жизнь даст тебе шанс, и может меч твой станет однажды не нужен. Твой бой впереди, и уверует лишь Королева, что будет тобою он выигран».

Воткни меч свой в землю, возьми в руки плуг – верни солнечный свет небесам и мягкость землеКолдунья ушла, Король вскоре взялся за меч, да занемог. День ото дня становилось все хуже ему, и руки его Королевы не несли облегчения. Слег однажды Король, и война замерла на пороге. Королева рвалась и металась, днем правлением справлялась, по ночам она слезы лила у кровати своего Короля. Все, кто ждал, тот стремился – трон занять, королевство огнем и мечом завоевать. Были те, кто внутри, были те, кто снаружи, но день за днем непреклонна была Королева. День за днем, ночь за ночью, Королева справлялась сама. Серебро в волосах все светилось, серебром же светилась душа.

«Его бой впереди, и я верю, что будет он выигран моим Королем,» — твердила она, по ночам прижимаясь щекой к неподвижной холодной руке Короля. Колдунья явилась к рассвету, ладонью коснулась плеча Королевы. «Его бой весь внутри, и за войну на земле он отправлен в войну под землей. Душа его бьется и ищет, он должен жизни нить найти, тогда он выйдет из врат Тьмы, из царства Смерти, закончится война, и теплою рукой он землю одарит сполна,» — колдунья сказала и замолчала.

«Позволь мне отправиться с ним и к нему, своею рукой я душу его проведу. Проведу их из тени и тьмы, покажу ему солнца лучи и зелень травы!» — взмолилась тогда Королева. Колдунья-Любовь лишь вздохнула: «Тебе там не место, удел твой – любовь, удел твой – земля, и можешь лишь ждать ты его, день ото дня». Колдунья ушла, Королева осталась одна – теперь лишь она поняла, кто явился однажды в их королевство, кому отказал их Король.

Шел день за днем, Королева сражалась за жизнь. Не мечом, не войной, только верой и словом. Каждую ночь прижималась она щекою своей к неподвижной руке Короля. Королева светилась вся серебром, и люди дивились: «Как верить все может она?». Королева молчала, а по утрам лицом погружалась в холодные воды Судьбы.

Долго ли, мало ли времени было, однажды в ночи потеплела рука Короля. Очнулся Король, возвратившись из Тени, и обнял свою Королеву. Спустя пару дней Король сломал меч об колено, в руки взял плуг и вышел на поле. Небо слепило своей синевой, солнце лучами согрело траву.

В волосах Короля и его Королевы блеснули серебряные нити росы.

© Исилиэль Вейлор